Стратегии полиглотов или Как научиться изучать иностранные языки

Дина Никуличева. Мастер-классМастер-класс:
Стратегии полиглотов или Как научиться изучать иностранные языки

Ведущая:
Никуличева Дина Борисовна

Семинар будет полезен тем, кто хочет построить свою методику изучения языка, основываясь на опыте выдающихся полиглотов. О психолингвистике, ресурсном состоянии и многом другом.

1 января 2014 года ежедневному изучению председателя международной ассоциации полиглотов Александра Аргельеса в процессе изучения нового языка – иврита. Он это делал в 4 утра, каждый день, не пропуская ни дня. И выкладывал это на YouTube, а я в течении дня, когда мне было удобно, заходила на YouTube, просматривала этот сеанс и тут же писала ему свои вопросы. А он мне тут же на них отвечал. Вот так строился очень длительный (и я считаю, уникальный) эксперимент. Я в Америке уже опубликовала часть результатов. Сейчас хочу написать статью по психолингвистике на эту тему.

Одна из задач, которые он решает, это сохранение, поддержание и развитие своих языков. Это человек, который знает больше 40 (!) языков. По-моему, 47 – на момент, когда мы начинали с ним общаться. И знает он их на разных уровнях. Это нормально.

Часто задают вопрос: «Сколько языков вы знаете?» Или говорят: «Дина знает столько-то языков». Дина знает языки по-разному! Есть языки, на которых ты буквально думаешь, спокойно пишешь, и можешь делать всё, что угодно. А есть языки, которыми владеешь на уровне туристического общения. Так что это нормально знать языки на разном уровне. Ничего страшного в этом нет.

Знание языка – очень прагматичная вещь. Ты знаешь язык ровно настолько, насколько он тебе по-настоящему нужен.

Когда язык тебе нужен, не потому, что начальник говорит, а когда ты сам ощущаешь эту потребность. Кстати, к вопросу о мотивации. Нужно почувствовать, насколько это надо тебе, и в чём это конкретно надо тебе. Чем более конкретизированы будут ваши задачи по жизни, тем легче вам будет поддерживать мотивацию.

А потом, в отношении того, как устраивать вот это вот в поддержание языка. Здесь, опять-таки, каждый вырабатывает свою стратегию. Я вовсе не призываю вас придерживать стратегии Александра Аргельеса. Но я просто наблюдала, что он делал при мне. Он очень быстрыми темпами шел в отношении иврита, потом много раз возвращался, повторяя пройденный материал (повторение – это ключевой момент). Потом проходил это 110 дней. После этого он сказал: I’ve reached a high level plateau. Я достиг плато высоко уровня. Этот язык у меня не уйдет. Now I have obligations… У меня есть обязательства перед моими другими языками.

Сейчас он работает в Дубае, преподает арабам разные языки. И для него арабский – самый любимый из множества языков, хотя он был далеко не первый. Он его выучил сам. Но ему нужно поддерживать остальные языки.

Я видела, как он поддерживает остальные языки. Он обязательно читает. Он визуал, полиглот читающий. Очень любит литературу и обязательно читает на трех-четырех разных языках каждый день. Языки меняются. Повторю, что он визуал. Именно поэтому он читает обязательно с аудиокнигой. То есть, перед ним текст, в ушах – наушники, и он обязательно слушает, как это звучит. И читает он, что интересно, вслух. Буквально по 15 минут, но ежедневного, активного проговаривания.

read-and-listen

Потом у него есть так называемый скрипториум. Скрипториум – это упражнение на письмо. Если это язык на начальном уровне, то есть он перешел порог и уже может общаться на бытовые темы за эти 110 дней с носителями иврита. Но это все-таки не такой уровень нюансированного владения языком, как, скажем он владеет русским или арабским И он тогда просто переписывает одну страницу художественной литературы на иврите.

А если речь идет о языках типа испанского, немецкого, французского, русского (нет, русский нет, русский в середине), то он пишет рассказы. Причем, он мне показывал свою тетрадку, он пишет рассказ и обязательно в день он пишет по одной странице. Неважно на каком языке. Не для публикации. Он пишет для себя. Сегодня он начал его на немецком, завтра он продолжает следующую страницу на французском, потом он пишет на испанском… И так далее.

То есть, это его индивидуальная стратегия. Но каждый, я повторяю, каждый вырабатывает то, что ему ложится. Но дорогу осилит идущий: ничего не делая, мы языки не выучим. Это хорошая или плохая новость, но когда мне предлагают курс «Ускоренный английский», или ускоренный любой другой язык, я говорю: «Нет!»

Я могу предложить изучение любого языка с удовольствием, изучение языка как саморазвитие. Но сказать вам, что сейчас на раз-два я, как Кашпировский, дам вам установку, и вы все заговорите, – нет. Я всю жизнь занимаюсь языками. Я изучаю людей, которые очень успешны в изучениях языков. Это труд. Это труд и приключение. И колоссальное удовольствие! Это колоссальный позитивный ресурс. Это безумно расширяющиеся возможности! Но это труд.
И здесь, извините, если вы пришли за щелчком, после которого я буду знать язык, то я вам здесь не помогу.

Но мотивация… На самом деле на что бы, Дмитрий, в своей жизни вы не были мотивированы, согласитесь, вы вкладывали труд и человеко-часы для достижения. Да? Чем больше вы мотивированы, тем легче вам это делать. А когда мы не мотивированы, то любой труд превращается в тягость. Вопрос этого семинара, чтобы сделать так… И это всегда бывает, что после моего семинара люди рвутся, рвутся изучать языки, появляется второе дыхание, появляется кайф от самого процесса.

Наверно семинар и выйдет в форме такого общения. Наверно, это тоже полезно, как вы полагаете?

– Кому-то не очень.

Тогда поднимите руки, кому не очень. Я с вами не буду общаться, а за счет этого сокращу введение.

Так, хорошо. Пожалуйста!

— Галина. Я пришла по поводу немецкого, как второго языка. Английский меня более-менее устраивает и его хватает по жизни. Я решила где-то полгода назад начать учить немецкий и осталась всё на том же месте пока. Хочу посмотреть, как бы более эффективно…

— Вот здесь тоже, Галина, я должна вам сказать, что это работа первого дня – выстраивание программы изучения языка. Пока что, я должна вам сказать, у меня в книге есть так называемая таблица самооценки, вот она здесь. Нужно просто посмотреть по этой таблице, на каком уровне вы находитесь в отношении разных аспектов языка. И следующий шаг, (мы по таблице занимаемся, анализируем, всё это на семинаре прорабатывается) — четкое понимание, что я должен сделать в конкретном аспекте изучения языка в следующем месяце. То есть, не ставить себе задачу «выучить немецкий язык». Мы не можем подняться на вершину сразу с подножия горы. И чем чётче вы будете выставлять себе задачи и ставить себя в тестовую ситуацию немецкого языка каждый месяц, тем легче у вас будет идти продвижение.

— Мне бы хотелось более эффективно разработать эту программу для себя благодаря вашим советам, потому что я начинаю немецкий просто практически с нуля.

— Ну что я могу сказать? Приходите ко мне на семинар! Начало изучения языка с нуля это очень хорошее время, чтобы прийти на этот семинар, чтобы не делать пустой работы.

— Совершенно не хочется штурмовать в лоб, как учат английский с первого класса.

—Ты выстраиваешь абсолютно четкую программу и просто потом ей следуешь. Выстраиваешь не только на сознательном, но и бессознательном уровне.

— Можно сразу вопрос?

— Да, пожалуйста.

— Вы сказали про аспекты, на каком уровне находится каждый из аспектов. Можно привести какие-то примеры целей из вашей практики. Как люди ставят себе цель? Например, формирование цели относительно какого-то аспекта.

—Ой, а все очень просто! Я сейчас никаких примеров не буду приводить, вы для себя приведете сейчас примеры.

А давайте сейчас мы пошли на второй ряд как раз. Тогда мы вот так пойдем.
Представьтесь, пожалуйста.

—Меня зовут Лариса. Я тоже много лет учу английский. И на курсах, и в школе, и в институте — везде. И не могу ни говорить, и, как Светлана говорила, я не слышу. Говорить худо-бедно я могу, но совершенно не понимаю, что мне говорят в ответ. Собственно, пришла за стратегией. Я практически 100% визуал. Для меня грамотность и визуальная память не являются проблемой. Поэтому мне интересна стратегия.

—Лариса, опять-таки, возвращаюсь к этой таблице самооценки, потому что без нее не получится. Вот если бы я вам прочитала сейчас в плане говорения монологического ту графу… Ну скажем… на каком уровне вы находитесь?

Я понимаю отдельные знакомые слова и очень простые фразы в медленно и четко звучащей речи в ситуации повседневного общения, когда говорят обо мне, моей семье и ближайшем окружении.

— Понимаете вы это? Учебный текст…

— Наверное, да.

— Хорошо, здесь мы можем галочку поставить. Теперь идем дальше. «A2». Я сейчас не объясняю, что это такое, времени нет.

Я понимаю отдельные фразы и наиболее употребительные слова в высказываниях, касающихся важных для меня тем. Например, основную информацию о себе, о своей семье, о покупках, месте, где живу, о работе. Я понимаю, о чем идет речь в простых, четко произнесенных и небольших по объему сообщениях и объявлениях.

Вот представьте себе, скажем, объявление в аэропорту по-английски или какое-то новостное сообщение. Можете вы это понять?

Announcements-At-The-Airport

— В аэропорту, наверно да. В новостных — вряд ли.

— Ага. Новостные, на самом деле это пороговый уровень, когда начинаешь смотреть передачи CNN по текущим событиям. То есть, здесь уже что-то понимаю, что-то нет. Смысл такой: если новостные не могу, значит я буду упражняться, с тем чтобы выполнить требования этого пункта. Это еще не порог понимания. Порог следующий.

— Тогда ставим тут галочку, идем дальше. То есть, как бы самому себя вести. Эти критерии не придуманы, они все сформулированы, нужно конкретно по ним заниматься.

Пожалуйста, дальше.

— Меня зовут Константин, проблема с мотивацией и временем. Не учил никогда английский, только немецкий. В университете засомневался, что говорю на немецком. Вот так, я никогда не учился, но всегда получал хорошие оценки.
—Ага, значит, у вас есть какая-то успешная стратегия, что тоже неплохо. Кстати, развитие ресурсного, речевого аппарата.
—Я практически с таможенником на английском ругался.
—Ну, это очень полезно, есть такие полиглоты. Но у меня вопрос: а нужен ли вам английский, вы чего сегодня-то пришли?
—Это наверное, нагло прозвучит, но я хочу чтобы определенные тексты узнали не русскоговорящие люди, потому что они бедняки, ничего не знают. Потому что, то что я писал хочу опубликовать на английском, некоторые моменты.
—Тогда вам предстоит долгое восхождение, потому что письмо на иностранном языке очень крупномасштабная задача. У меня был на семинаре один банкир, который пришел вместе со своей преподавательницей английского языка. У него замечательный английский язык, все переговоры он ведет сам. А я у него все дети в банке занимаются бизнесом, я вот уйду на покой и буду Агатой Кристи. Почему она могла писать н на родном языке? Я хочу писать рассказы на английском языке. Причем у него был высокий уровень языка.
То есть, человек ставит себе задачу в зависимости от своего порога и опять таки своей мотивации.
Я перевожу на переводчиском факультете и знаю разные национальные традиции перевода. Так вот в Англии считается, что профессионально письменно ты можешь переводить только на свой родной язык. То есть, если ты хочешь перевести свою книгу на английский язык, ты обращаешься к профессиональному переводчику-англичанину. Должна вам сказать, Константин, что здесь все будет определятся только степенью вашей мотивации. Конечно, вы можете забить в электронный переводчик и получить, но это будет не тот текст, который вы хотите. Сужайте все, не ставьте сверхзадач.
—Нет, я не хочу перевести книгу, я хочу людям сказать, что есть вот такая книга. Может, кто-то захочет перевести ее, прочитать. Мне нужно ее проанонсировать.
—Хорошо, если вы с этим пришли на семинар, то я бы сказала: работайте с конкретной задачей. На этом семинаре вы, Константин, работаете с конкретной задачей, того как вы создадите текст, который сможет наилучшим образом представить англоязычному. И это будет на уровне лексическом, фразеологическом. Как вы будете это по времени, это все каждый для себя устраивает.
Так, пожалуйста, дальше.
—Меня зовут Леонид. Знаю язык на уровне общения. Попытки изучения в классическом варианте не устраивают абсолютно. Процессный подход изучения не для меня.
—Ну, я на канале «Культура» комментировала как раз английский, смотрела и итальянский, и французский курс. Есть разные аспекты, кому-то нравится больше, кому-то меньше. Но я что хочу сказать. Просмотрев курс, это не значит, что ты освоил все, что он нам предлагал. Здесь все равно требуется большая собственная работа. Правильно вы сказали, я от вас ожидала таких заявок. Мой курс очень нравится бизнесам, таким внутренне рефертным, целенаправленным, умеющим организовывать свое время. Это обычно деловые люди, и они не в своей тарелке себя чувствуют когда опять, в очередной раз к молоденькой преподавательнице, которая начинает их учить.
Достигайте по самым важным аспектам: Аспект слушания, говорения, письма, расширения словарного запаса, неансированого выражения своей мысли. На начальном уровне 500слов более чем достаточно. Понятно, что это не уровень, которым владеет полиглот. По мере продвижения в языке ставишь себе более амбициозные задачи. Это тоже зависит от того уровня, с которого ты начинал строить себе программу. Ну, собственно семинар как раз о построении. Первый день программа на сознательном уровне, а когда последний день мы уже проверяем на этом сознательном уровне, что уловило бессознательное, и как будет строится ваше обучение конкретно.
Да, пожалуйста.
—Меня зовут Илья, меня, как и всех гостей, интересует послушать вас. Мне не интересно говорить о себе, мне интересно послушать вас, как и всех здесь. Поэтому, друзья, давайте будем краткими.
—Хорошо, я не буду вас спрашивать, я не буду спрашивать вашего соседа, ну, организаторов тоже не буду спрашивать. Ну, вот трем участникам, если вы хотите высказаться, с удовольствием дам вам слово. Пожалуйста.
Голос из зала:
—Ну, я вот хотел узнать как можно совместить большое количество языков, например 5 или 7 . И как удерживать большое количество слов в памяти, чтобы она не выветривались.
—В первой книге, мы об этом говорили, но главное – это повторение. Правильно построить повторение. Когда я 4 месяца наблюдала Аргельеса я поражалась, насколько многократно, с четко проработанными интервалами он возвращается к материалу. Все полиглоты говорят: Никогда ничего не зубрим.
А как удерживать в памяти? Удерживается в памяти только актуальное. То есть, если вы дадите бессознательному сигнал, что это актуально, то это запомнится.
Поэтому очень важно не просто изучать язык, а изучать язык для выполнения своих целей. Например, я думаю, что Константин, слова которые ему нужны для книги, не нужно будет учить. Оно само запомнится. Чем вещь актуальнее для вас по жизни, тем лучше она запоминается.
Когда меня спрашивают, «какая стратегия для запоминания слов лучшая?-Такой нет.» Потому что все люди разные.
Да, хотите, пожалуйста.
Голос из зала:
— Вот с англ. более менее. А с остальными не очень. Я начинала учить более 10 языков: испанский, французский, немецкий, еще там… И в анонсе этого семинара меня именно заинтересовало то, что вы говорите что корень у всех языков общий. Интересно, есть ли такая стратегия, которая позволяет выучить костяк на всю эту группу и соответственно потом скелетом нарастить всю эту группу.
—Знаете, на этот вопрос ответил Аргельес. Он сказал, что для него вообще (в отношении романских языков), но существует один европейский язык с разными региональными возможностями. Он имел ввиду, что есть консилиум. Ну, вот поражает иностранцев, что в России практически не сохранились диалекты. Ты можешь проехать от Калининграда до Владивостока и общаться на том языке, который тебе преподали в твоем учебном заведении. Это очень характерно. И действительно, даже в рамках одного языка, например итальянского. Одно дело флорентийский диалект, второе – как говорят в Сардинии. Получается, что язык-то один, но диалект- как лоскутное одеяло.
Так же между языками существуют переходы, между английским и французским совершенно очевидны, между английским и скандинавским, да в каждом из романских языков.
И Аргельес, опять же, первый кто выучил язык сам. И первый был испанский. После того, как он понял, что сам он может его прекрасно выучить с помощью общения с носителями, учебников, аудиозаписей. Собственно, я уже перехожу к нашей теме, через 10 минут мы разойдемся на чай-кофе, а сейчас я начну отвечать на это. Или наверное сразу перейду к теме проактивного изучения языка.

Эпиграфом моих тренингов является фраза, которую я услышала от одного из полиглотов: “Languages are not tought, they are learned” — «Языкам не обучают, их выучивают». То же самое, что сейчас я говорила об Аргельесе (хотя сказал это не Аргельес).
И в чем суть. Суть в том, что все, что происходит с изучаемым языком, происходит в вот этой черепной коробке. И мы по-настоящему осваиваем язык, когда он отвечает нашим запросам, потребностям по жизни.
Активный подход заключается в том, что человек сам понимает, для чего конкретно ему нужно изучить язык, инструментом для чего он будет. Второе. Человек очень четко ставит временные рамки. За сколько выучу язык, до какого уровня я его выучу. Прекрасно понимаете, что понятие выучу язык чрезвычайно многозначно. Четкие временные рамки. Четкое построение занятий. Самое главное – ежедневность занятий. Пусть это будет немножко.
Да, пожалуйста.

—Вот если мы берем час занятий к примеру. То это должно быть 15минут чтение, 15минут аудирование, да?
— Рада, что задаете такой вопрос, потому что это связано с вашим вопросом предыдущим. Помните, я вам показывала таблицу. Так вот эту таблицу мы изучаем и продумываем на семинаре в связи с другой. В связи с мотивируещей анкетой. И там вот каждый решает для каких практических целей тебе нужен язык. Иногда так бывает, что человеку он вообще не нужен. Тебе вообще писать не надо, тебе надо только общаться. Ты определяешься, что тебе важнее и делишь соответственно свое время по этим моделям.
Что еще. В связи с проактивным изучением языка я хотела привести пример. Сейчас я начну следующую часть, после перерыва история полиглота, которую я не рассказывала и это будет иллюстрацией подхода к изучению проактивного языка. Перерыв!

*после перерыва*

Кстати, мы сейчас интересно говорили за чашкой чая, хочу чтобы все услышали. То, что кажется трудностью языка, напрямую связано с огромным преимуществом языка. Учишься по-другому смотреть на то, что тебе представляется языковой сложностью, то ты поймешь, что это для чего-то нужно, и что ты потом будешь получать огромное благо от этого. Если ты усвоишь, примешь вот эту «нетакость» как я называю.
Сейчас я хотела, продолжая тему, что такое проактивное изучения языка, рассказать о полиглоте, которая жила у меня дома. Я на самом деле не знала, что она полиглот, но все стратегии, которые проявились характеризовали девушку таким образом.
Все началось с того, что моя дочка в 5лет свободно заговорила по-английски и следующим языком для нее стал немецкий. Мы решили, что пригласим студентку-немку и дочка возьмет немецкий от нее. Я списалась со знакомыми и мне порекомендовали студентку, которая окончила какую-то гимназию на границе с Францией. Она хотела пожить тут, освоить русский язык, и согласилась разговаривать с дочкой по-немецки. И вот приезжает эта Католина, и первый день был для нее шоком. Она дала себе установку, год на то, чтобы выучить русский, потому что она поступает в Швейцарию на международные отношения. И по джентельменскому набору языков русский был бы очень кстати. Он уже занималась с какой-то румынкой, но когда приехала, выяснилось что толком на бытовом уровне она разговаривать не могла. И хотя была договоренность, что все время она проводит у нас, без курсов языка, но она сказала «Но как же так, я вот говорю на таких языках без акцента, мне нужно хоть как-то русский поучить». Это меня убедило, я поехала к ней в университет им. Пушкина, я записала ее в группу начинающих. И дальше происходила очень интересная вещь. Она приехала во второй половине августа, было две недели до начала курса. Она попросила меня дать ей какие у меня есть учебники русского языка, грамматики. Я эту стопку ей дала.
Дальше я наблюдала следующую картину. Она приходила, разговаривала с дочкой, они там играли и так далле. Но я заметила, что очень часто Католина спрашивала, а как это по-русски. Католина как только узнавала новое русское слово, сразу начинала это слово употреблять. Речь у нее была такая русско-немецкая. Потом просила меня что-то исправлять, если она ошибается.
И дальше несмотря на то, что была договоренность, что она жила у нас, ничего не платила, питалась у нас, но она шла к своей цели.
К чему это я. Помните про рефертность, проактивность. Она достигала своей цели. Я не думала о Католине, как о полиглоте, тогда я еще ими не интересовалась. Но если бы я сейчас услышала от 19-летнего «я человек, говорящей на иностранных языках без акцента», я бы понимала, что сценарий будет такой. Это уровень личности, что мой порог знания языка – говорение без акцента.
Эти две недели она провела стараясь как можно больше слов и предложений вытащить из моей дочери и стараясь как можно проговаривать парадигм. И за обедом мы договорились общаться по-русски, чтобы она слышала. И так она очень быстро набирала словарный запас. И уже на курсы она пошла не такой, какой она приехала.
А дальше происходило самое интересное. Католина каждые две недели меняла группу. Я не знаю, было ли вообще такое в институте русского языка им. Пушкина. Она начала в группе для начинающих, но через две недели преподаватель сказал, что в этой группе ей делать нечего. Она шла своим темпом. Она знала, что нужно делать, чтобы на выходе говорить н русском языке без акцента. Она сидела читала учебники, писала, бегала спрашивать «а это правильно? Проверьте меня». И делала несравнимо больше, чем те иностранцы, которые приехали сюда учить русский язык.
И так ее переводили из группы в группу. И так началось самое приятное для Католины время пребывания здесь. Она обзавелась русскими знакомыми. Начались бесконечные тусовки, висения на телефоне и так далее. Было выше-крыши общения, и при этом она не пропускала ни одного занятия русского языка, делала все задания. Но каждые две недели вдруг оказывалось, что Католина выше того уровня, в какой она попала. Закончила семестр Католина в группе профессиональных преподователей русского языка. Потом она еще и на курс повышения квалификации пошла. Я читала ее выпускное сочинение. Вся тонкая, еще за 2копейки тетрадка была исписана «Анализ советского кинематографа». С анализом культовых произведений, жизни режиссеров, игры актеров. Вот так за четыре месяца девушка выучила язык.
Когда Католина уезжала, ей очень хотелось приехать еще, но я сказала: «Прости, дорогая, ты не выполнила своих обязательств, я тебе больше не доверяю и приглашать тебя больше не буду». Католина не расстроилась. У нее столько друзей, ее пригласили ее друзья! Наши связи на том прервались.
А вот лет 6-7 тому назад мне по электронной почте пришло письмо от Католины. Она закончила свой институт в Швейцарии, сейчас работает дипломатом в Пекине и знает китайский. Вот такая вот история Католины Крым.
Это ярчайший пример проактивного изучения.
А теперь то упражнение, которое я хотела сделать. Пожалуйста, раздайте каждому. Это стратегия мобилизации своего личного ресурса. Это тоже очень важно для успешного изучения языка.
Первая часть этого упражнения сложная. Она связана с воспоминаем нересурсной ситуации. Например, Лариса. Когда у вас была самая сложная ситуация, когда вы ничего вот понять на слух не можете. Мы работаем по определенной системе в этой ситуации. Затем идет более приятная часть упражнения, когда вспоминается контрастная ситуация. Не всегда бывает ее легко вспомнить, но постараемся.
Это упражнение направлено на то, чтобы изучить свою ресурсность в процессе изучения языка. Пока других объяснений давать не буду, сейчас будут такие странные вопросы, объяснения будут по ходу упражнения. Кто хочет?
Голос из зала:
—Я!
—Пожалуйста, Лариса, выходите.
Я буду писать в этой табличке, вам потом отдам. Это очень интересный эксперимент, вы получите от него удовольствие, хотя первая часть немного не простая. Сейчас я буду задавать странные вопросы, чтобы вы не смущались, объясню. Каждый из нас строит свои представления обо всем. Вот если я вас попрошу описать свою чашку. Ваша любимая чашка, из которой вы пьете. Вспоминаете?
Лариса:
—Да, он у меня перед глазами.
— То есть, вы ее представляем. Мы все имеем возможность строить какие-то визуальные образы. Самое интересное, что эти образы несколько отличаются в зависимости от нашего состояния, отношения таким образом. Вопросы, которые я вам задаю связаны с этими глубокими представлениями.
Сейчас мы с вами начнем работать с нересурсной ситуацией. Лариса, вы можете вспомнить событие недавнего прошлого, когда вы были недовольны. Пожалуйста.
—Ну, такое было когда мы приехали в Вену. На ресепшне нужно было спросить комнату для чемодана, чтобы оставить его там.
—И вы были недовольны тем, как проходило общение. А когда это было?
— Это было весной 2013года
— скажите, Лариса, вы видите ситуацию своими глазами или как бы со стороны?
—Своими.
— Если бы эта картинка внутренняя, если бы можно было измерить ее расстоянии от вас? Если 1-возле вас, а десятка-на уровне горизонта?
—Три
— А размеры этой картинки? Если все ваше поле зрения 10, а точка-1?
— 3-4
— Есть у вас какая-то форма? Может быть квадрат, овал?
— прямоугольник.
— Это изображение объемное или плоское?
— Как кино.

—А яркость этой картинки? От 1 до 10?
— где-то 6
— А яркость этой картинки?
— 4
— Контраст высокий, низкий?
— Почти никакой.
— А что тогда говорилось? Почему вам было так неприятно?
— Есть привычка переводить со сложного русского. И я переводила ему со сложного русского на английский, на котором я ничего не говорю, нет простоты речи. И он понимает меня, но говорит лучше меня.
— А чем вызван такой негатив? Многие иностранцы говорят на англ. Лучше, чем мы.
— Потому что, я же учу.
— Угу, и когда вы не можете просто и естественно выразится, чей голос вы слышите? Свой?
— Ну да, свой.
— А какие-то звуки помните? Голос собеседника?
— шум улицы, голос собеседник не помню.
— Угу. То есть, только ощущения, шум…Ага, а это ощущение внутренне или как бы снаружи?
—Внутреннее.
— Ага, а оно где? По всему телу или в каком-то месте?
— Где-то в районе шеи.
—Его граница четкая? Давление, напряжение?
— Нечеткая.
— А как насчет давления, напряжения? Ощущаете?
— Это скорее пульсирующее напряжение.
— Хорошо, Лариса, неприятная часть окончена, переходим к приятной.
Представьте, что вы выходите из воды и вот так вот встряхиваетесь, как собачка. Все, вы встряхнули это ощущение.
Лариса, было ли у вас состояние, когда вы были довольны тем, как вы говорите по-английски?
—Да.
— Пожалуйста, вспомните, самое-самое приятное, прям ох! Да, да. Когда это было?
—Это было в июне.
— Что за ситуация?
— Ситуация не очень приятная. С нас сняли деньги за детский билет, как за взрослый. Нужно было разобраться. По крайней мере, девушка с которой я разговаривала, меня поняла.
— Здорово! Вот это очень сильная, контрольная ситуация, когда вы ощущаете, я молодец! Я в ресурсе, я могу объяснить то, что мне надо объяснить.
Пожалуйста, вы где находились?

—В парке аттракционов.
— Опишите ситуацию, что вы видите.
— Ну, это кабинка, турникеты, где билетики проверяют, девушка.
— Отлично
— Вы видите ситуацию из своих глаз?
—*кивает*
—Девушка от вас на каком расстоянии? Если от1 до 10?
— Два.
— А размер картинки? По той же шкале?
— 8
—А форма картинки есть?
—Все пространство собой заполняет.
—Объемное или плоское?
—Объемное
—Яркость?
—8
—Скажите мне Лариса, а как вот вы сесорно ощущаете, когда можете донести то, что хотите донести. Вы умеете сформулировать так, чтобы вас поняли. Вы довольны собой.
— Ну, это так радость, прет из меня, так вау!вау!
— Оно внутри?
— Оно внутри, но выходит и во внешнее.
— А местонахожденее этого ощущения?
—Оно тоже где-то в районе шеи.
— А вот в прошлый раз было напряжение, а сейчас? Может легкость?
— Ну вот в прошлый раз оно как-бы вниз уходит, а сейчас наоборот вверх
— Ага, отлично!
— Ну что ж, мы готовы к следующей части упражнения. Тоже встаньте, вы выходите из этой ситуации. Тоже как бы встряхиватесь, ага. Пожалуйста, садитесь.
Сейчас мы в очень интересном моменте этого упражнения. Я предлагаю посмотреть на все, что я записала. В данном случае, я исключительно секретарь, я никаких своих идей не приношу. Смотрите, Лариса, чтоя заметила. Что из различающих ситуаций, у вас расстояние было чуть дальше, когда вы говорили с портье на ресепшене, чем в парке с девушкой. Это объективное расстояние, или вы как-то внутренне?
—Скорее субъективное.
— Ага, в первом случае вы сказали прямоугольник, во втором все пространство? Это важно?
—Ну да, это было внутриннее.
— Так дальше, совпадающее не спрашиваю… Яркость. В гостинице это было 6, в парке это было 8. Ага… Такое ощущение, что вы больше видите движения в этой ситуации, чем вот в этой. Вы утрируете, но больше вы видите в этой ситуации. Так, я уже набрала три таких важных параметра, идем дальше.
Смотрите, что для вас важно ассоциировать свои воспоминания, так далеко не у всех людей. У вас просто ваша привычка. Мы все разные, вот. И такая же у вас привычка, что отсутствуют внутренние комментарии. Громкость для вас не важна, если вы будете кричать – это вам не поможет.
Это типично, что если мы вспоминаем голос собеседника, то это ситуация скорее ресурсная, нежели нересурсная.
Дальше. Там собеседник где-то на расстоянии где-то полтора метра, а свой голос, он внутри. Помните, я сказала, что ваш анализ там 4, а тут 7-6. Как так может быть? Смотрите! Это значит, что в ситуации ресурса вы подстраиваетесь под собеседника, вы звучите в унисон.
Для вас, посмотрите, быстрее темп. Когда вы уверены, вы говорите быстро. Так что вот это тоже очень важный параметр. И вот тогда, когда вы чувствуете свой голос внутри вас, тональность достаточно высокая, вот это для вас параметры вашего ресурсного говорения. Они, как раз, сопряжены с ощущением радости. Вы хорошо ощущаете пространство. Вы позволяете своему голосу звучать легко, спокойно, уверенно и получаете от этого удовольствие. А что вот для вас самое близкое?
— Размер, внутреннее состояние и голос. Запомните это ощущение и надевайте его на себя, как упражнение. На час, или когда будете говорить с кем-то. И это станет вашей привычной манерой общения.
Есть некоторые типологии, но все равно каждый человек выходит за рамки этих типологий. Исследуйте самих себя. Выявляйте в себе это. Я думаю, это станет вашим удобным и комфортным состоянием.
Есть какие-то вопросы?
Голос из зала:
— А как его делать, когда…Ну вот, если я, если брать английский. Я его никогда не учил в частности. Когда нет опыта?
— Знаете, тогда, просто можно… Нет, ну обычно, это как раз работа с каким- то вот негативным опытом. Когда ты понимаешь, что ты учишься на негативном опыте.
Это можно делать не только в отношении изучения языка. Вам, надо, допустим, вот общаться с начальством. И когда-то я пришел, и свой проект «на ура» сумел донести. А когда-то, вот я шел уверенный, что вот… И вдруг, вот тут вообще, и палки в колеса, и все… Что не так? Ну что не заладилось?
Ну понятно, у начальника зуб может болел, есть масса всяких… Но что во мне было, вот посмотреть…Чем я был другой? Вот по этим параметрам, вот, просто проанализировать себя.
Лучше всего, чтобы с вами работал кто-то. Просто объяснить своему собеседнику (1:47:06) как задаются вопросы. Потому что человек должен быть максимально спонтанен. То есть, когда я пытаюсь и записывать, и одновременно говорить, тут спонтанности не получается. Тут уже мои как бы представления: а как бы это должно быть? А на самом деле, никак не должно быть. Вот как есть, так и правильно! Но удивительно, что это некоторые устойчивые…вы можете потом посмотреть другие какие-то ситуации, вдруг окажется, что тоже ресурсы… Вот я больше приближаюсь, вот есть ситуация, не обязательно говорение на языке. Мы просто выявляем это и начинаем сознательно применять.
Это очень полезно студентам, сдавать экзамены, вот как научиться… Вот Константин говорил нам, да? Помните, что немецкий не знал, но всегда прекрасно отвечал, получал…То есть человек интуитивно научился входить в ресурсное состояние. Вот, так что… Ресурсное состояние сдачи экзамена, да!
Но вы знаете, Константин, ваше ресурсное состояние может не работать для другого человека, вот. У меня много раз были ситуации, когда в паре делают упражнение после тщательнейших инструкций. Меня призывают, я ничего не понимаю. Либо оператор не в ресурсе, либо тот, кто делает упражнение, субъект упражнения, потому что один считает, что другой лукавит. Потому, что, ну вот интуитивно, ну не может это быть состоянием ресурса. Я вообще в панику впадаю, когда… А у него это ресурс, или у нее это ресурс, понимаете, вот. Вот разные мы. Вот как полиглоты разные, вот так мы. Но это просто привычки, привычки мы когда-то вот, в первом общении, приняли. Вот у нас получилось так хорошо, и вот мы себя так вели, так чувствовали. И мы потом начинаем воспроизводить вот это состояние, и мы себя чувствуем комфортно в нем. А для кого-то это наоборот, суетливо и некомфортное состояние. То есть надо вот стараться изучать себя.
Голос из зала:
— Можно спросить? Получается, что тогда и не важно, с языком это было связано ресурсное состояние, или нет, потому что может быть, в Швейцарии было тяжелый перелет и вообще все ужасно, и не с языком было связано, и ресурс. А в Италии, наоборот, было все хорошо, было все солнечно, и вообще ничего не поняли, может быть эти итальянки…
— А вы обратили внимание, что я сказала, интересная ситуация, как раз тем, что результат то не был достигнут! Это как раз ответ на ваш вопрос. Если бы там было… Ну вот как? Критерий то… Что мне деньги, что ли вернули? Два евро сэкономила? А ситуация не такая, ну все равно, как бы…
Голос из зала:
— Ресурсность такая, она может быть с языком не связана, получается?
— Знаете, на этот счет я вам хочу сказать. Хорошо быть молодым, здоровым и богатым, чем старым, бедным и больным. Кто же спорит. Но наша задача быть в состоянии максимального ресурса, даже если мы старые, бедные и больные. В переносном говоря… Но в этом плане… У нас, собственно уже подошло к концу наше время… Вот. И я тогда хочу закончить, ну типа метафорой, одной историей из моей переводческой жизни. Отвечая на ваш вопрос…
Голос из зала:
— Извините, можно я уточню одно упражнение перед историей? У нас получается так, мы должны сделать одно, вот это упражнение, причем с оператором. Для этого мы достаем листочек…
— Да, вы перед собой. Вот вы смотрите… Это не диалог.
Голос из зала:
— После этого проводим анализ. Отслеживаем у себя не ресурсное состояние и ресурсное состояние.
— А потом накладываем.
Голос из зала:
— И в необходимых случаях мы просто искусственно вспоминаем, получается то состояние, которое есть, искусственно приближаем, или удаляем, фокусируем там и так далее, да?
— Совершенно верно. Это в ситуации упражнения искусственно, а потом не забывайте, что я сказала. Три недели ежедневных упражнений, пусть общение на русском языке, просто, чтобы это уже было бессознательно. Понимаете, если вы сознательно…
Голос из зала:
— То есть мы искусственно вводим себя в ресурсное состояние три недели каждый день…
— Да, но и в ситуации общения еще. Вот мне надо…
Голос из зала:
— Да, с кем-то…
— Главное, что мы ловим кайф от этого, оттого, как легко нам стало общаться в эти три недели. Если вы хорошо уловите это состояние. Если вы не будете пытаться надеть чужое состояние, Лариса, на себя. Потому что наоборот, вы можете впадать в другое состояние, полного самоуничижения. Потому что это очень важно вот, свое там чувствовать. Но если вы его ухватили, и оно работает, вот три недели…
Голос из зала:
— То есть, мы себе говорим, вот я сейчас туда пойду, с тем поговорю и специально себя готовлю…
— Вот не так: «готовлю», а на самом деле вот Лариса, просто это ощущение… Обязательно сознательно это выработка нового навыка. А потом он будет уже автоматически везде.
Ну и вот, завершая нашу с вами сегодняшнюю встречу, я надеюсь, что что –то полезное для себя вы из нее сегодня вынесли, я хочу рассказать, как я была переводчиком на психологическом тренинге по психодраме. Его вел один из классиков, вообще, один из самых известных психологов, которые работают в этой психологической технике. Автор многих книг по психодраме Дэвид Киппер. Вот, приехал он в Москву абсолютно больной, в состоянии гриппа, с температурой, с …не знаю там, грипп, не грипп, но насморк, температура… Абсолютно больной. И вот приехал, начинается семинар… Я вообще с ужасом думаю, Боже мой, все, семинар сорван. Потому что тренер вообще вот не может работать. И вот он… там, я жмусь поближе к стенке, потому, что боюсь, что он меня заразит, вот…Он чихает, не отрывает платка от носа. Всё. Ну я там молчу естественно. Думаю, что сейчас будет. Ну что, мы выходим, Дэвид садится. Не то, чтобы он там прыгал, но он садится, обращается к аудитории, начинает говорить, вот… Насморка нету! Цвет лица, а он был весь красный и потный, у него как-то цвет лица нормализуется. Всё, он сидит, нормально дышит…Нормально обращается. Всё, аудитория заводится, там такие психодрамы разыгрываются. Дэвид встает, выходит в комнату для тренера… Опять, всё, абсолютно больной человек! Я говорю: «Дэвид, что ты делаешь? У тебя какое–то лекарство?» Он говорит: «Я просто вхожу в ресурсное состояние».
Тогда я этого еще не понимала, я этим не занималась. Я была просто переводчик, вот. А потом я все-таки его допытывала. Ну как, ну как это можно просто побороть вот такой грипп в самой острой стадии? Он говорит: «Ну у меня богатый опыт. Я занимался психодрамой у самого Марено. А Марено это основатель психодрамы. И вот, мы собирались в группе, и он так входил в зал, орлиным взглядом окидывал группу и говорил: «Сегодня протогонистом будешь ты». А протогонист это тот человек, чью психодраму разыгрывают, то есть проблема решается вот при помощи участников этой терапевтической группы. Тот начинает говорить: «Да нет, я сегодня болею, я с бодуна, там…» То есть что он делал? Он входил и находил самого не ресурсного человека в группе. И говорил: «Вот ты сегодня будешь вести семинар». И когда ему говорили: «Да нет, да я посижу, да я посмотрю, потом я лучше сделаю…», он говорил: «Вы хотите быть тренерами психодрамы? Если вы хотите быть профессионалами, то вы должны делать свое дело либо хорошо, либо очень хорошо»!
И этим я заканчиваю наш сегодняшний вечер.

Пожалуйста, оцените статью (от 1 до 5):

(Оценок: 4, средняя оценка: 5.00 из 5)
Loading...Loading...

1 comment Написать комментарий

  1. Круто! Мне понравилось как она рассуждает о вопросе мотивации, и честное признание, что языки учить нужно основательно, а не лишь бы быстрее! Конечно, весёлая история этой студентки по обмену Католины 🙂 А насчёт хотя бы по 15 минут в день читать на иностранном языке вслух, одновременно слушая аудиокнигу того же текста – это действительно очень эффективно! Я во время сессии так билеты к экзаменам учила. Информация запоминается моментально! Но учить так английский мне в голову не приходило. Надо опробовать! Спасибо)

Leave a Reply


Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы даете согласие на обработку персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности